Российские правозащитники обратили внимание на обстоятельства гибели «бельгийского Джорджа Флойда»

20 июля 17:14

Правозащитники Фонда борьбы с репрессиями (ФБР) изучают обстоятельства гибели 27-летнего бельгийца Моиса Ламина Бангура, который погиб после столкновения полицейскими в городе Руселаре. Сотрудники фонда готовы оказать правовую и информационную помощь в освещении этого дела, говорится в официальном Telegram-канале организации.

Моис Бангур погиб 7 мая 2018 года. Приставы города Руселаре, придя с полицией, пытались выселить мужчину из квартиры за долги по аренде. Когда он отказался покинуть жилище, полицейские повалили его на землю и заковали в наручники. Через несколько минут Бангур умер от асфиксии.

«Офицеры сели на него, чтобы задержать. У него почти не осталось воздуха. Отчет о вскрытии показывает, что один из офицеров схватил его сзади за горло, полностью перекрыв ему дыхание», — рассказал отец мужчины.

Спустя три года, как рассказала сестра Бангура в Twitter, семье убитого бельгийскими полицейскими так и не удалось добиться справедливости. 16 марта 2021 года суд в Бельгии закрыл дело, не предъявив каких-либо обвинений участникам жесткого задержания — по версии местной прокуратуры, офицеры действовали в рамках закона.

Вслед за этим в Руселаре прошел митинг в поддержку Бангура. Участники акции назвали погибшего «бельгийским Джорджем Флойдом» и поддержали семью жертвы полицейского беспредела, которая продолжает настаивать на тщательном и прозрачном расследовании инцидента.

 

В правозащитном Фонде борьбы с репрессиями, созданном при поддержке российского бизнесмена Евгения Пригожина, уверены, что история Моиса Бангура – очередной пример полицейской жестокости и расовой дискриминации в благополучной на первый взгляд стране Евросоюза.

ФБР поддержал недовольных ситуацией бельгийцев и также потребовал тщательной проверки всех обстоятельств произошедшего. Сотрудники фонда, помимо прочего, запросили разъяснения у министра внутренних дел Аннелис Верлинден, премьер-министра Бельгии Александра Де Кроо и министра юстиции Винсента Ван Квикенборна.