12.12.2018 08:26

"Всё это больше похоже на телесериал": суд в Москве продлил Мамаеву и Кокорину срок ареста

20:41 05 декабря 2018

Сегодня в Тверском суде Москвы прошло слушание по громкому делу с участием известных футболистов. Павла Мамаева из клуба "Краснодар" и Александра Кокорина из "Зенита" обвиняют в избиении чиновника Минпромторга Дениса Пака, руководителя научно-исследовательского автомобильного института НАМИ Сергея Гайсина и водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталия Соловчука. Вместе с ними по делу проходят младший брат Кокорина Кирилл и тренер подмосковного "Атланта" Александр Протасовицкий.

Всем четверым предъявлены обвинения по двум статьям - "Хулиганство" и "Побои". Четвёрка обвиняемых сегодня встретилась в зале суда.

Все в сборе

Фотографов и операторов в зал суда приставы пускают группами, чтобы всем хватило места для съёмки. При виде журналистов Мамаев встаёт со скамьи и демонстративно протирает стекло общей "клетки" рукавом толстовки:

- Чтобы фото лучше получились! - говорит он сквозь стекло.

Павел сегодня был негласным лидером всей четвёрки. Даже на снимках он почти всегда в центре. Мамаев охотнее всех позировал для камер, чаще всех улыбался, а на заседание принёс блокнот и ручку для пометок. Отец футболиста выбрал удачное место, чтобы переглядываться с сыном, периодически они обменивались жестами вроде "позвони мне". Жена Мамаева села в другом конце зала. То ли не хватило места, то ли демонстративно отсела подальше после заявлений об измене супруга. Но перед началом заседания Алана всё же подошла к стеклу, отделявшему футболистов, и что-то сказала мужу.

Адвокаты упоминали, что Кокорин-младший в СИЗО похудел на 12 килограммов. Но за эти два месяца Мамаев изменился сильнее всех - похудел, под глазами появились мешки.

- Я себя сейчас чувствую, как в сериале "Домашний арест", - вполголоса шутит отец Мамаева с родителями Кокорина. - Прямо один в один про нас же!

Так отец спортсмена выражает надежду на благополучный исход заседания. Родственники всех четверых надеются, что ребят выпустят под залог, смягчат меру пресечения до домашнего ареста или же сменят меру на подписку о невыезде.

Мамаев, братья Кокорины и Протасовицкий содержатся в разных камерах. Сегодня они встретились в суде и весь процесс переговаривались, шутили и смотрели на родственников через стекло. Пока судья заходил в зал, Кирилл Кокорин жестами попросил отца написать ему.

Помирились и разъехались

В ходе заседания Мамаев был первым, кто высказался по поводу обвинений в хулиганстве.

Футболист отрицал сговор, который вменяют ему следователи по делу, и напомнил, что потерпевший чиновник Пак к нему лично претензий не имеет.

- Во время инцидента в кафе от стула, которым ударили Пака, до моего подзащитного было, согласно замерам, более трёх метров! - заявил адвокат Мамаева Игорь Бушманов. - В "Кофемании" у Павла фактически алиби!

Драку с Соловчуком спортсмен признал лишь частично. Защитники футболистов напомнили суду, что водитель первым начал ссору и оскорбил спортсменов, а потом дважды ударил Павла Мамаева и один раз - Кокорина-младшего.

Александр Кокорин напомнил суду, что Виталия Соловчука он не только не трогал, но ещё и пытался остановить драку, а с пострадавшим от удара стулом Паком помирился на очной ставке. Кирилл кивает в ответ на слова брата и опять ищет взглядом отца.

- А что касается давления на свидетелей, которого так опасается следствие - никакой необходимости в этом нет, в деле есть камеры видеонаблюдения, допросы и результаты очных ставок. Ни та, ни другая сторона не вызвали полицию. Они примирились и разъехались, - подчеркнул адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов.

- Это к сегодняшнему заседанию не относится! - прервал защитника судья Алексей Криворучко.

Пока адвокаты по очереди высказываются перед судом и подают ходатайства, спортсмены откровенно скучают. Кокорин-старший пытается через стекло рассмотреть, какие новости читает один из адвокатов на смартфоне. В зале становится душно, и Мамаев снимает толстовку, скрывавшую его татуировки. Служебная овчарка рядом с кинологом засыпает от жары и не реагирует даже на хлопание двери в зал суда.

"мы достаточно тут просидели!"

Адвокаты пытаются договориться о залоге в 5 миллионов для Мамаева и об аналогичной сумме для каждого из братьев Кокориных.

В ход идут характеристики из футбольных клубов, с места жительства, благодарственные письма и грамоты. Когда речь заходит о деньгах, мать Кокориных Светлана оживляется и кивает старшему сыну. Отец Павла Мамаева шёпотом начинает обсуждать с отцом Кокорина питание сыновей в СИЗО - родным начинает казаться, что скоро все четверо действительно вернутся домой.

Слово берёт следователь, а за ним - прокурор. Во время речи прокурора Мамаев неожиданно оживился:

- Погромче, пожалуйста, ничего не слышно! - просит он из-за стекла гособвинителю и что-то пишет в блокноте.

Прокурор поддерживает позицию следствия - продлить арест всем четверым. Последним из обвиняемых высказался Кирилл Кокорин - самый младший из четвёрки. С помощью адвоката он подал встречное заявление в полицию о том, что водитель телеведущей Виталий Соловчук первым напал на него и сбил с ног подростка, в то время как Кокорин-младший только пытался защищаться и дал водителю пощёчину.

- Мы же не пытались скрыться, мы сотрудничали со следствием! Я считаю, мы достаточно тут просидели, - берёт слово Кокорин-младший.

Несмотря на все доводы и документы, суд продлил меру пресечения до 8 февраля всем четверым

- Не усматривая оснований для смены меры пресечения, суд считает ходатайство следователя удовлетворить. Обжаловать решение суда можно в Мосгорсуде в течение трёх суток, - на этих словах судьи мать братьев Кокориных разрыдалась прямо в зале и вышла одной из первых.

За неё выступила адвокат Татьяна Стукалова:

- Решение суда ожидаемо, конечно, мы будем его оспаривать. Ребята находятся под стражей незаконно, - рассказала журналистам Стукалова. - Не исключаю, что это так называемая показательная порка, потому что в постановлении суда даже не разграничено. кто что совершал. Но сейчас важнее поддержать маму Саши и Кирилла, она плачет, ей нехорошо.