23.05.2017 17:53

Костыгин банкротит «Юлмарт» для себя

12:10 21 апреля 2017

Список кредиторов компании “Юлмарт” немал. Несколько дней назад банк «Уралсиб» подал в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти иск о банкротстве головной структуры онлайн-ретейлера. Поводом стала просроченная задолженность по кредиту в размере 750 млн руб., выданному компании в 2016 году. В этот же суд с исковым заявлением к НАО “Юлмарт” 14 апреля обратился банк “Санкт-Петербург”. Он намерен взыскать с компании то ли 1,4 млрд руб. долга, то ли 400 млн рублей.

Но сильнее всего от недобросовестного заемщика пострадал Сбербанк. НАО «Юлмарт» должно ему 1 млрд руб. и еще 1,4 млрд - его дочерней структуре «Сбербанк Факторинг».

Однако совладелец “Юлмарта” Дмитрий Костыгин (31,6% акций) продолжает уверять всех, что у него вот-вот появятся новые инвесторы, ситуация под контролем, договоренности есть со всеми кредиторами, кроме «Сбербанка».

Но зная историю предыдущих проектов Костыгина, вполне может быть и так, что никакого цивилизованного плана урегулирования отношений у него на самом деле нет. Зато есть желание потянуть время, создать иллюзию решения вопросов и вообще максимально затуманить ситуацию для кредиторов, партнеров,  поставщиков. А еще есть хитрая схема, с помощью которой бизнесмен намерен избежать выплаты многочисленных долгов. К делу привлечен некий предприниматель Олег Морозов. Костыгин сообщал “Ведомостям”, что состоит с ним в “дружеских отношениях”. В 2015 г. Костыгин выдал НАО “Юлмарт” кредит в 250 млн рублей на год под 1% годовых. Но год спустя продал этот долг Морозову за 350 млн рублей с рассрочкой на два года. Что впоследствии позволило Морозову обратиться в арбитражный суд с иском о банкротстве НАО “Юлмарт”.

Разумеется, такая ситуация не понравилась другому крупному акционеру “Юлмарта”- фонду Donna Foundation, аффилированному с Михаилом Васинкевичем. Что привело к конфликту мажоритариев. В Donna Foundation справедливо полагают, что “Юлмарт” намеренно не гасит долг перед Морозовым, чтобы Костыгин мог контролировать ситуацию с возможным введением процедуры наблюдения. Васинкевич рассказал “Ведомостям”, что с помощью этого конфликта Костыгин вынуждал партнера “продать свою долю в компании по оценке значительно ниже рыночной или инициировать контролируемое банкротство”.

Затем в суд с заявлением о банкротстве НАО “Юлмарт” обратились «Балтийская электронная площадка» и ООО «Консультационная группа «Санация», и обе эти компании получили права на взыскание долговых обязательств от того же Костыгина.

Между тем иск Морозова о банкротстве “Юлмарта” уже был оспорен Сбербанком. Смольнинский районный суд Петербурга признал недействительным договор уступки долга, который Костыгин заключил со своим другом. Благодаря этому процессу достоянием общественности стали интересные детали сделки между Костыгиным и Морозовым, которые, очевидно, указывают на то, как планировалась и реализовывалась схема запуска искусственного банкротства одного из крупнейших и успешных интернет-ретейлеров - «Юлмарта» - с миллиардными оборотами за долг в размере 250 млн рублей.

Как выяснилось, права требования к «Юлмарту» Костыгин продал Морозову в марте 2016 года. Причем договор был заключен таким образом, что права требования Морозов получал сразу, а заплатить за них мог через два года (такая отсрочка была прямо прописана в договоре). То есть Костыгину возврат долга, видимо, был не особенно нужен. Да и годовой доход Морозова, который по данным налоговой службы, составил 45 тыс. рублей в 2015 году, вряд ли позволил бы ему расплатиться по договору. Притом что заплатить Морозов за права требования к «Юлмарту» должен был Костыгину, согласно их договору, почти 350 млн рублей!

Но и на этом «интересные» детали не заканчиваются. Получив права требования к «Юлмарту», Морозов уже летом 2016 года пошел тихо в Приморский райсуд и к октябрю выиграл там дело о взыскании как бы просроченного долга с «Юлмарта», получив исполнительный лист.

Что делает кредитор, получивший решение суда и исполнительный лист на взыскание долга? Наверное, пытается взыскать долг, раз он сам же пришел в суд с таким требованием. Тем более что с «Юлмарта» с его миллиардными оборотами взыскать 250 млн рублей проблемы бы не составило – с решением районного суда на руках и исполнительным листом для приставов. Но Морозов действует совсем по другой логике, не похожей на логику человека, доход которого составляет 45 тыс. рублей в год и у которого появилась возможность получить 250 млн рублей. Вместо этого он сидит с решением суда на руках, вообще ничего не предпринимая (что подтверждено Смольнинским райсудом) больше месяца. И после этого (может быть, дождавшись чьей-то отмашки?) во второй половине ноября на основании имеющегося у него решения райсуда подает теперь уже в арбитражный суд заявление о банкротстве компании «Юлмарт». Если мы говорим о реальных кредиторах, так делают только в случаях, если все возможности взыскать долг на основании решения суда общей юрисдикции исчерпаны. Но Морозов не воспользовался ни одной из своих возможностей! Получается, изначально целью его и Костыгина, «продавшего» ему долг «Юлмарта», была подача заявления о банкротстве ретейлера.

Сам Сбербанк также может подать иски о банкротстве НАО «Юлмарт», ООО «Юлмарт девелопмент» и ООО «Юлмарт продуктово-закупочная компания». Кроме того, банк подал в суд на Дмитрия Костыгина за причинение убытков. В компании объясняют свои действия тем, что до сих пор не увидели со стороны бенефициаров “Юлмарта” реальных намерений по урегулированию долга.

Как отмечает источник в Сбербанке, Костыгин несколько раз публично просил банк дать ему время на решение проблем и завершение переговоров по урегулированию корпоративного конфликта. Тем не менее, с ноября компания не обслуживает кредит, то есть уже полгода бесплатно пользуется ресурсами банка.

Однако в банке, как уже заявлялось его представителями, не считают, что конфликт невозможно разрешить. Если договоренности будут выполнены, то там готовы пойти на мировое соглашение. Но возможно ли подобное урегулирование с таким бизнесменом, как Костыгин?

Костыгин и ранее был замечен в крупных корпоративных конфликтах. Как сообщает Forbes, предприниматель, еще будучи школьником и студентом, стал проворачивать сомнительные коммерческие схемы. А после «инвестировал то в одно, то в другое». Познакомился с иностранцем Августом Мейером и свел его с владельцем сети гипермаркетов “Лента” Олегом Жеребцовым. Костыгин с Мейером приобрели доли в компании.

Но через несколько лет все закончилось громким конфликтом между акционерами “Ленты”. Дело происходило в 2010 году, но СМИ сравнивали ситуацию с разборками 1990-х. Имели место и силовые захваты офиса, и давление. С одной стороны находились Костыгин с Мейером, с другой - их партнеры из иностранного фонда, которым Жеребцов продал свою долю, устав от противостояния. Как отмечали наблюдатели, Костыгин в корпоративном конфликте преследовал исключительно интересы собственного обогащения. В 2011 г. он и Мейер все-таки продали около 42% сети «Лента» инвестфондам TPG Capital, ЕБРР и «ВТБ капитал» за немалую сумму - $1 млрд. На данные деньги были приобретены 51% акций «Рив Гош», 40% сети Obuv.com, контрольный пакет сети «Улыбка радуги» и 45% интернет-ретейлера «Юлмарт».

Однако вокруг бизнеса Костыгина всегда возникали какие-то скандалы. В 2014 году сотрудники таможенного управления в сопровождении спецназа пришли в офис “Юлмарта” на Благодатной улице с проверкой. Официально ее причины не разглашались, но есть основания полагать, что существовали подозрения в наличии в магазине “серого” импорта. С “Рив Гошем” тоже не все гладко. В 2012 году основатель Dream Industries, управлявшей интернет-сервисами «Теории и практики», Zvooq и Bookmate, Алексей Остроухов публично заявил о рейдерском захвате корпорации, организованном Костыгиным, к тому моменту основным инвестором компании. Ассоциация интернет-издателей тогда даже написала письмо премьеру Дмитрию Медведеву, что Dream Industries подверглась насильственному захвату и юридическому рейду. Тогда же Остроухов поведал СМИ о том, что Костыгин и Август Мейер получили контроль над сетью «Рив Гош» с помощью рейдерских схем.

К слову, на днях топ-менеджер сети «Рив Гош» Александр Большов был задержан по подозрению в получении взятки в размере 2 млн рублей. А в конце марта стало известно, что Главное следственное управление СКР по Санкт-Петербургу (ГСУ СКР) возбудило уголовное дело об уклонении от уплаты налогов компанией «Юлмарт», но, по предварительным данным, обвинение по этому делу пока никому не предъявлено. Не исключено, что речь идет о вскрытии верхушки целого айсберга коррупционных схем, процветающих в компаниях Костыгина.

Точку в ситуации с “Юлмартом”, видимо, предстоит поставить суду. Главная цель всех адекватных партнеров, бенефициаров и кредиторов “Юлмарта” – достигнуть взаимовыгодных договоренностей о сохранении бизнеса ретейлера. У которого все было хорошо до череды исков со стороны физлиц и компаний, купивших эти права требования у Костыгина.  Но пока неизвестно, хочет ли мирного урегулирования всех спорных вопросов и сохранения бизнеса сам Костыгин, или он, наоборот, заинтересован в создании хаоса и «мутной воды», в которой можно «половить рыбу».

Дмитрий Сергеев