24.01.2018 02:41

Алексей Глазунов о снижении активности бизнеса из-за абсурдных судебных решений

17:18 23 января 2017

Одной из ключевых особенностей сложившегося в стране положения стала острая необходимость пополнения бюджетов всех уровней всеми возможными способами, в том числе, и не очень законными. В подтверждение этих слов рассмотрим три ситуации, несправедливость решения суда в которых очевидна любому профессионально подготовленному юристу.

Эпизод первый

Налоговый орган в ходе проверки вознамерился доначислить налог на прибыль на сумму арендных платежей. Платежи по договору аренды уплачиваются для целей изготовления иностранных автомобилей. Налогоплательщик арендует специально построенные в России под данный проект производственные мощности: цеха, дорожную и производственную инфраструктуру, энергетическое обеспечение, водоснабжение и т.д. В объект аренды входят так же автодром, склады, площадки и т.п. Все это надлежащим образом лицензировано и одобрено иностранным заказчиком, мировым автоконцерном.

Для пересчета стоимости аренды налоговые органы выносят постановление об оценочной экспертизе по установлению рыночной цены арендной платы за пользование производственными мощностями. Налогоплательщик счел незаконным данное постановление, так как налоговый орган, согласно подпункту 1 п.2 статье 40 НК РФ, вправе проверять правильность применения цен по сделкам только между взаимозависимыми лицами. В данном случае взаимозависимость сторон в сделке не исследовалась и не доказывалась.

Арбитражный суд первой инстанции отказался даже прислушаться к доводам налогоплательщика. Но постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда ненормативный акт налогового органа о назначении экспертизы признан недействительным, а действия должностных лиц Инспекции – незаконными.

Казалось бы, правосудие в действии! Ведь согласно п. 8 ст. 201 АПК РФ «со дня решения арбитражного суда о признании недействительным ненормативного правового акта, … указанный акт не подлежит применению». Более того, согласно п. 5 ст. 271 АПК РФ «постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия».

Налоговый орган, лишившись постановления о назначении оценочной экспертизы, потерял право проводить оценку и возможность выносить решение по проверке с опорой на результаты данной оценки.

Все это привело налоговиков в крайне ажиотажное состояние. Инспекцией, в нарушение установленного ст. 275 АПК РФ порядка, непосредственно в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа подано ходатайство о приостановлении исполнения Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда.

Несмотря на отсутствие процессуальных оснований для рассмотрения данного ходатайства, арбитражный суд кассационной инстанции удовлетворяет его и выносит определение о приостановлении исполнения постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда до окончания кассационного производства со следующей мотивировкой: «Непринятие данной меры может повлечь затруднительность либо невозможность поворота исполнения судебного акта. Результаты спорной экспертизы … подлежат отражению в решении налогового органа… Исходя из обжалуемого постановления апелляционного суда, результаты экспертизы должны быть исключены из числа доказательств, подтверждающих выводы и инспекции о совершении Обществом налогового правонарушения.

В случае отмены судом кассационной инстанции постановления апелляционного суда у налогового органа будут отсутствовать законные основания для изменения своего решения в этой части. Отсутствие в решении инспекции по итогам выездной налоговой проверки, ссылок на результаты экспертизы, может привести к причинению значительного ущерба бюджету в виде невозможности доначисления Обществу в общей сумме ... руб.»

То есть кассация, фактически, заявила, что закон не имеет значения, если речь идет о больших деньгах. Действительно, в соответствии со статьей 283 АПК РФ арбитражный суд вправе приостановить исполнение судебных актов при условии, если заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения. Например, если идет речь о сносе здания – обратно его не построишь. Инспекция в данном случае обосновала невозможность поворота исполнения судебного акта отсутствием возможности вынести решение по налоговой проверке с опорой на единственное доказательство – оценочную экспертизу. Эта невозможность «победить по закону» стала основанием для чудовищного процессуального нарушения, допущенного Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа.

Эпизод второй

Предприятие получило убыток в период, который предшествовал проверяемому. Как известно, в соответствии с подпунктом 1 п. 2 ст. 265 НК РФ, убытки прошлых налоговых периодов, выявленные в текущем отчетном периоде, приравниваются к внереализационным расходам в целях главы НК РФ о налоге на прибыль организации.

Предприятие законно учло имеющиеся убытки при налогообложении прибыли, однако налоговый орган с этим не согласился и доначислил налог на прибыль. При этом, в ходе налоговой проверки, проверяющие не запросили ни одного документа по данному вопросу, да и сам вопрос не исследовали вообще.

Арбитражный суд, в соответствии с требованиями АБК РФ, обязан исследовать обстоятельства дела по существу. В связи с этим предприятие сделало более десяти попыток приобщить материалы дела, первичные учетные документы, подтверждающие реальность его убытка. Арбитражный суд сознательно уклонялся от получения этих документов, отказывал в ходатайствах об их приобщении, о вызове аудитора предприятия, и вообще сделал все возможное, чтобы избежать рассмотрения вопроса по существу.

Как следствие, убыток предприятие не смогло обосновать, и суд подтвердил правомерность доначисления налога на прибыль.

Эпизод третий

Предприятие ввозило прямым импортом товары из-за рубежа и впоследствии их реализовывало. При пересечении границы предприятие подрядило таможенного брокера для оформления импорта и уплатило ему (российскому юридическому лицу) полную стоимость его услуг, включая НДС 18%.

После реализации товаров предприятие поставило к вычету уплаченный таможенному брокеру НДС в полном соответствии с законами о налогах и сборах. Как ни странно, налоговый орган по результатам проверки отказал предприятию в данном вычете, так как посчитал, что по данной операции налогообложение НДС должно было производиться по налоговой ставке 0%.

Подпункт 2 п. 1 ст. 164 НК РФ указывает, что налоговая ставка 0% при обложении НДС применяется при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, товаров под таможенным режимом свободной таможенной зоны, работ и услуг, непосредственно связанных с экспортируемыми товарами. То есть данная норма не имеет отношения к данному случаю прямого импорта товаров и уплате НДС по ставке 18% в связи с работами и услугами по импортируемым товарам.

Чудовищная нелепость решения налогового органа не только устояла в арбитражном суде первой инстанции, но выдержала обжалование во всех вышестоящих судах, вплоть до Верховного.

Из всего вышесказанного напрашивается вывод о том, что система судопроизводства с какого-то момента перестала выполнять законом возложенные на нее задачи и стала служить каким-то иным целям: пополнению бюджета, формированию «карательной» практики, препятствованию правосудию и осуществлению права на судебную защиту, сокращению объема судебных прав.

Характерно, что подобная деятельность осуществляется системно и методично на всех уровнях судебной власти, из чего видно, что это не вольное творчество отдельных судей, а единая, последовательная государственная политика. Она направлена на окончательное разрушение системы сдержек и противовесов, уничтожение значения судебной власти в данной системе, ее полное подчинение власти исполнительной.

Последствия предугадать несложно: при подобном правовом бесправии хозяйствующих субъектов инвестиционная и предпринимательская активность в стране стремится к нулю. Подобная государственная политика фактически означает спиливание сука, на котором располагается само государство.

Адвокат Алексей Глазунов