24.06.2017 20:20

В поисках потерянного разума

09:46 29 февраля 2016

Власти все громче призывают следователей не держать предпринимателей под арестом, те, в свою очередь кивают, и делают по-своему.

Силовые структуры в последнее время напоминают расшалившихся избалованных детей, которые перешли все границы. Под флагом борьбы с коррупцией и мошенничеством люди в погонах увлеклись настолько, что стала страдать вся система экономики. Количество годами сидящих в СИЗО предпринимателей, а так же дел, возбуждаемых против бизнеса, стремительно растет. А вместе с этим растет и число компаний, разваливающихся и исчезающих с лица бизнес-карты нашей страны из-за уголовного преследования их руководителей.

Перестать «кошмарить» бизнес во весь голос еще с прошлого года призывает Президент Владимир Путин.

26 февраля глава Администрации Президента Сергей Иванов так же настоятельно рекомендовал следователям не перегибать палку.

"Вновь хотел бы отметить, что при расследовании и экономических, и других дел, необходимо соблюдать разумный баланс при избрании меры пресечения. Там, где это возможно, шире применять залог, домашний арест. Без ущерба для эффективности следственных действий и желательно без разрушения самого бизнеса", — сказал Иванов на расширенном заседании коллегии СК РФ.

Странно, что на таком высоком уровне силовым структурам в принципе приходится растолковывать элементарные вещи, которые лежат в основе Конституции и уголовного права. Но исходя из реалий уголовного преследования предпринимателей, презумпция невиновности, избрание более гуманной меры пресечения, нежели арест, запрет на содержание под стражей бизнесменов по экономическим статьям, - все это полностью игнорируется следователями.

«Для следствия это самый выгодный вариант – арестовать человека. Им проще выбивать показания, - заявил уполномоченный при Президенте по правам предпринимателей Борис Титов. - Суд тоже часто становится на сторону следствия.»

За примерами следственных перегибов далеко ходить не надо. Взять хотя бы одно из наиболее абсурдных, по мнению экспертов, дел по обвинению в мошенничестве – уголовное преследование пермского предпринимателя Рустама Гильфанова, совладельца «Уральского завода противогололедных материалов».

Следствие по факту обвиняет соучредителя УЗПМ в том, что он в точности выполнил требования госконтрактов на поставку противогололедных реагентов для нужд Москвы в 2011-2012 году. Сотрудники СК РФ считают, что бизнесмен должен был поставлять тот состав, который был заявлен в коммерческом предложении до участия в аукционах.

« То есть когда он предлагал продукцию, он присылал другой состав, более эффективный. Там было большее содержание формиата натрия, - пояснил на пресс-конференции, посвященной незаконному уголовному преследованию Борис Титов. - Потом Москва решила, не мы возьмем менее эффективный, но значит и менее дорогой… Абсолютно надуманное дело».

Каких-либо нарушений и ущерба бюджету столицы не нашли ни ФАС, ни Московская прокуратура, ни Контрольно-счетная палата. Не признает себя потерпевшим и Правительство Москвы. Но следователи продолжают настаивать на мошенничестве и вменяют ущерб в 2,5 млрд рублей.

При этом самого Рустама Гильфанова 15 месяцев держат в СИЗО под арестом.

«С одной стороны, в законодательстве уже прописано, что по экономическим статьям уголовного кодекса заключение под стражу — исключительно крайняя мера. С другой стороны, основные помещения под стражу осуществляются по статье УК РФ 159 "Мошенничество". Там зачастую идет двоякое мнение, когда правоохранители не считают статью экономической, относят к общеуголовной, -комментирует председатель комиссии по безопасности Общественной палаты РФ Антон Цветков.

Вот и в деле Гильфанова следователи настаивают: договорные отношения по поставкам продукции – не экономическое дело, а зарегистрированный индивидуальный предприниматель Рустам Гильфанов – не бизнесмен. При этом он «может скрыться, оказывать давление на свидетелей, повлиять на ход расследования». Данная формулировка не менялась за почти полтора года ни разу. Даже тогда, когда следствие было закончено, а материалы переданы в генеральную прокуратуру на ознакомление.

«В последний раз меня оставили сидеть в СИЗО для того, чтобы я ознакомился с материалами. Я не понимаю, почему читать свое дело я не могу, находясь, например, под домашним арестом или под подпиской о невыезде? – обратился к судье Московского городского суда на последнем продлении Гильфанов. - Каким образом я могу что-либо изменить в томах, которые находятся в прокуратуре? Мне не понятно, для чего меня нужно держать в изоляции от общества».

Зато это понятно экспертам, которые ни один год уже работают в подобными обвинениями. По словам Андрея Назарова, председателя центра общественных процедур «Бизнес против коррупции», практика показывает, что если человек находится в СИЗО, то в 90% случаев кто-то за этим делом стоит. «Человека арестовывают для того, чтобы отстранить от активов, от производства. Он не может нормально защищаться. А за несколько лет понятно, не бизнеса, ничего».

По статистике лишь 12% компаний выживают после уголовного преследования. Остальные прекращают свою деятельность. За последний год было заведено около 200 тысяч уголовных дел на бизнесменов, а значит, около 150 тысяч закончат свое существование. Стараниями силовиков тысячи людей теряют работу, а бюджет доходы.

Похоже, настал тот момент, когда вседозволенность силовых структур перешла границы дозволенного.