05.12.2016 13:29

Незаконное уголовное преследование. Как следственный комитет борется с экономикой России

10:33 24 февраля 2016

«Дело Рустама Гильфанова абсолютная выдумка. Но если кого-то мы освободили под подписку, то здесь никак вот не можем, год и 2 месяца человек сидит в СИЗО», - заявил Уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов на пресс-конференции, посвященной незаконным уголовным преследованиям предпринимателей.

Соучредитель ООО «Уральский завод противогололедных материалов» (УЗПМ) Рустам Гильфанов обвиняется следствием в том, что в 2011-12 годах поставил антигололедные реагенты в Москву не в соответствии с коммерческим предложением, которое высылал до победы в аукционе, а согласно контракту.

И хотя по Гражданскому и Бюджетному кодексу, а так же федеральному закону №94-ФЗ о госзаказах, обязательным к выполнению являются требования именно госконтракта, следствие обвинило предпринимателя из Перми в мошенничестве.

«Мошенничество – это заранее продуманная история. Когда ты специально подписываешь контракт, зная заранее, что ты что-то не выполнишь», -возмутился бизнес-омбудсмен. В деле Рустама Гильфанова же само следствие доказало, что противогололедный реагент УЗПМ поставил согласно договору.

Фактов каких-либо нарушений по исполнению контрактов или причинения ущерба бюджету г. Москвы не выявили ни Контрольно-счетная палата, ни Федеральная антимонопольная служба.

Правительство Москвы и Департамент ЖКХиБ неоднократно официально заявляли следствию, что не признают себя потерпевшей стороной и считают контракты полностью выполненными.

«То есть в нарушении норм ч 3 ст 20 УПК РФ данное уголовное дело было возбуждено без заявления потерпевшего и в ходе следствия ни потерпевшей стороны, ни доказательств обмана кого-либо Рустамом Гильфановым так и не нашлось,» - анализирует эксперт Центра «Бизнес против коррупции» Тимофей Ермак. Несмотря на это, следствие все равно вменяет предпринимателю ущерб в размере 2,5 млрд рублей - сумма контракта поставленного реагента.

«По факту вменения Гильфанову ст 174.1 УК РФ (Легализация денежных средств и иного имущества) так же состав преступления отсутствует, - утверждает Тимофей Ермак. -Средства компания получила в результате исполненных контрактов, а направила эти деньги, как пишет само же следствие в обвинении: на выплаты заработной платы работникам завода, расчеты с поставщиками, налоги в разные бюджетные уровни. То есть уплата налогов и зарплат, по мнению следствия, это отмывание денежных средств».

К слову сказать, за несколько лет деятельности предприятие только налогов выплатило более 3 миллиардов рублей, что превышает ущерб, якобы нанесенный правительству Москвы.

Адвокат по уголовным делам правового центра «Человек и закон» Дмитрий Памфилов, ознакомившись с материалами дела заявил:«Я с уверенностью могу назвать данное дело “пролоббированным”, имеющим интерес по сопровождению силами конкурентов на данном рынке. Действия обвиняемого, по нашему мнению, квалифицированы не верно, а мера пресечения в виде заключения под стражу Басманным районным судом города Москвы незаконна.»

«Наш анализ работы говорит, что если человек находится в СИЗО, то в 90% случаев кто-то за этим делом стоит, - отметил Андрей Назаров, сопредседатель Центра общественных процедур Бизнес против коррупции. - Кто-то, что-то, в общем не просто так человека арестовывают. Для того, чтобы отстранить от активов, от производства. Он не может нормально защищаться. А за несколько лет понятно, ни бизнеса, ничего.»

Компания, построенная с «нуля» Рустамом Гильфановым на территории заброшенного автопарка в 2007 году за несколько лет превратилась в единственный в России научно-исследовательский центр по разработке антигололедных средств. Продукция прошла сертификацию на соответствие европейскому качеству и поставляет реагенты как в Россию, так и за рубеж.

«Уральский завод противогололедных материалов» в Краснокамске, Пермского края – один из крупнейших налогоплательщиков.

Арестовывая предпринимателей, следственные органы ударяют по экономике страны. Предприятия разоряются, работу и средства к существованию теряют не один человек, а тысячи работающих там людей, подчеркнул Борис Титов.

УЗПМ дает рабочие места нескольким сотням семей. В связи с уголовным преследованием совладельца их настоящее и будущее находится под ударом.

Эксперты уверены: если рассматривать материалы дела честно и без заранее спланированного умысла посадить человека, то прокуратура закроет дело за отсутствием состава преступления.

« В случае же проведения процесса с изначально обвинительным уклоном, рассчитывать на положительный исход дела не стоит , - говорит Дмитрий Панфилов, адвокат бюро «Человек и закон». – Все произойдет так, как происходило во многих подобных делах до этого. Держали же суды Гильфанова больше года под арестом по просьбе следствия, закрывая глаза на грубые нарушения Конституционных прав, предписаний Верховного суда и отсутствия каких-либо доказательств со стороны обвинения о необходимости столь крайней меры.»

Защитить бизнес от «силовой дубины» призвал Президент Владимир Путин. Недавно с этой целью была создана специальная комиссия, в которою вошли представители силовых структур, РСПП, партии «Деловая Россия». И все же пока основную роль в контроле над перегибами следователей Президент возложил на Генеральную прокуратуру. В Послании Федеральному собранию Владимир Путин отметил, что прокуратура должна шире использовать имеющиеся у неё инструменты контроля за качеством следствия и активней использовать такие инструменты, как отмена постановления о возбуждении уголовного дела, отказ от утверждения обвинительного заключения или даже от поддержки обвинения в суде.

Дело Рустама Гильфанова следователи уже направили в Генеральную прокуратуру на утверждение обвинения. Туда же поступили письма от Аппарата Президента, Бориса Титова, коллектива УЗПМ с просьбой прекратить незаконное уголовное преследование и освободить предпринимателя.